МБОУ
"Северодвинская городская гимназия"

164500, Северодвинск, ул.Торцева, 59

Схема проезда >>>

Телефоны:
(8184)569838 - директор, секретарь

(8184)569416 - вахта

(8184)565888 - учительская

E-mail - gym14@mail.ru

Контактный адрес сайта sc14@epage.ru

Олег Химаныч

Выпускник 1971 года средней школы № 14 с преподаванием ряда предметов на иностранном языке Олег Химаныч. Морской историк. Окончил Петрозаводский университет по специальности «история». Участник плаваний по Севморпути (1982-1991). Член Союза писателей России, Русского географического общества. Редактор еженедельника «Корабельная сторона».

Деятельность журналиста Олега Химаныча отмечена Премией им. А.П. Гайдара и Премией имени Валентина Каркавцева, Почетным знаком "За честь и достоинство".

Награжден двумя медалями "300 лет Российскому флоту" (от Совета Федераций и от СПО Арктика), медалью "70 лет Северному флоту", двумя медалями "100 лет подводным силам РФ" (от Совета Федераций и от Союза ветеранов подводников), медалью 100 лет профсоюзам России, Знаком "100 лет подводному флоту России", Почётный знаком "100 лет подвигу крейсера "Варяг" (от ОПФ), медалью "За верность флоту".

Его фильмы удостаивались высших наград на всесоюзных и всероссийских конкурсах, демонстрировались в Польше, Венгрии, США и др. странах.

За разработку тематики в области северного мореплавания Олег Борисович принят в почетные члены норвежских Королевских клубов "The Royal North Cape Club "и "The Royal and anciant Polar Bear Society Isbjonklubber".

Подробнее на сайте "Литературный Север" http://writers.aonb.ru/union/himanuch.html


Английская политика завуча Куликовой

Они были лучшими - первое поколение педагогов школы №14. В Северодвинске «английскую школу» №14, или, как ее полным образом называли, школу с преподаванием ряда предметов на английском языке, поначалу создавали два человека: директор Иван Иванович Токуев и завуч Тамара Владимировна Куликова.
СЛОВО «поначалу» здесь не случайно. Школу, как правило, создает коллектив учителей, педагогов. Так было и с первым поколением четырнадцатой, но у самых истоков большого и трудного дела стояли все-таки эти двое.
Школа перешла из обычной средней в разряд специализированных в 1965-м. Организационных тонкостей этого я не знаю. Разве что известно мне - завуча Тамару Владимировну Куликову директор Токуев «нашел» в школе № 4 Архангельска. Здесь она преподавала английский язык, и молва о ней шла лестная, иначе с чего бы Ивану Ивановичу обивать пороги чиновников, которые ни в какую не желали отпускать в Северодвинск ценного кадра?! Но бывший фронтовик Токуев был настойчив, своего добиваться умел.

«Выйди из класса» по-английски

В новой школе Тамара Владимировна стала не просто завучем, а тем, вокруг кого закрутились все «английские» дела. Их было немало, если учесть, что первому нашему выпуску предстояло за пять лет пройти десятилетнюю программу. Поэтому английский язык присутствовал в расписании каждый день. Плюс к этому два часа в неделю - технический перевод, два часа - политический, а еще и тот самый «ряд предметов», который действительно преподавался на английском. И на уроках, как водится, все говорили исключительно по-английски, и никак иначе. Тамара Владимировна это правило считала святым, и его неукоснительно поддерживали остальные учителя. Воспитательные проповеди нерадивым или непослушным ученикам и даже радикальное «выйди из класса» на уроках звучали тоже на языке великого Шекспира. Такой объем языкового зарубежья давался тяжело, но позднее я по достоинству оценил то, что в школе казалось излишней муштрой. Впрочем, как и многие мои одноклассники.
Откровенно говоря, мы, ученики первого «английского» выпуска школы, Тамары Владимировны даже побаивались. В минуты, когда она сердилась, слова ее слетали с уст так раздельно и четко, будто их печатали штампом. Женщина она была, мало сказать, эмоциональная - очень решительная, порой даже резкая. Было ли это следствием ее характера, не знаю, но готов утверждать - не обошлось здесь без ее фанатичной преданности делу и самому английскому языку. Его она знала в совершенстве и, насколько мне известно, считала своей прямой обязанностью помочь освоить его тонкости молодым коллегам.
Политика завуча Куликовой, конечно же, проявлялась и в том, как она формировала преподавательский состав, как позже работала с ним. Сегодня я убежден - в большинстве своем учителя школы № 14, причем не только преподаватели английского, были лучшими в городе. У Тамары Владимировны было какое-то особое чутье на больших профессионалов, и потому познания других дисциплин мы получали по максимальной программе. Я не называю фамилий учителей, их ведь много - нет возможности всех перечислить, но примите на веру - они были лучшими.

Урок Голсуорси

Позволю немного личного. Помнится, в девятом классе Тамара Владимировна вела курс классической литературы Англии и США. Очень полезный предмет, но могучая «Сага о Форсайтах» Голсуорси, как говорится, шла у нас, шестнадцатилетних, со скрипом. Как-то я не выучил урок, и надежды мои зиждились на том, что Тамара Владимировна не спросит. Но выбор пал на меня, надежды рухнули, и законная «пара» замаячила реально - в таких случаях наш завуч не церемонилась. Спасти могла лишь дерзкая контратака...
- Я не читал господина Голсуорси... Сознательно!
- Как?! - тут Тамара Владимировна чуть не взорвалась.
К тому времени мы уже прошли «Мать» Горького, и я сообразил, что жать нужно на пролетарские мотивы:
- Как сын пролетария, считаю данное произведение Голсуорси вредным. Оно показывает мелкие интрижки жирующего класса эксплуататоров. Что в нем полезного для рабочего класса? Где здесь метод социалистического реализма?!
Класс притих. Такого и Тамара Владимировна явно не ожидала. Поэтому секунд десять переваривала речь «юного пролетария», а потом уже спокойно сказала:
- Зайдешь после уроков.
Естественно, после уроков разговор продолжился, правда уже на русском, и начался он серьезно:
- Значит, эксплуататора Голсуорси ты не любишь. А кого любишь?
Я назвал Шекспира - Шекспир и в самом деле мне нравился. Но Тамара Владимировна уточнила: «Что именно?» Я перечислил, уже и не помню что, а в конце добавил: «Еще сонеты». Тамара Владимировна не унималась: «Какие?» - «В переводе Маршака». - «Почему?» - «У Пастернака слишком мудрено. Не думаю, что Шекспир выражался так витиевато». - «Наизусть знаешь?» - «Знаю». Сонеты я действительно знал. Тут Тамара Владимировна заметно подобрела. И если бы в последующие полчаса кто-нибудь заглянул в кабинет завуча школы № 14, он застал бы учителя и ученика, читающих друг другу... сонеты. После этого последовал еще детальный разговор об Оскаре Уайльде и его «Портрете Дориана Грея» - Уайльд Тамаре Владимировне не нравился, мне - наоборот.
Расстались мы часа через два. Я был счастлив - избежал верной «пары». Однако вдогонку, у самой двери услышал:
- А «Сагу о Форсайтах» все же прочти.
Голсуорси я прочел много позже, будучи студентом университета, и, признаться, больших впечатлений не получил. Зато свой школьный «случай с Голсуорси» вспоминаю. И Тамару Владимировну. Как своеобразного человека и учителя со своим подходом в педагогике.

Из строя бойцов

Мы, будучи школьниками, конечно, знали, что Тамара Владимировна была на войне, но как-то мало придавали тому значения. Директор школы Иван Иванович Токуев тоже ведь воевал, даже горел в танке, а брат его - Герой Советского Союза - партизанил в Белоруссии. Вообще, среди наших учителей было немало тех, кто либо прошел фронт, либо сполна хлебнул лиха в тылу. Но только сейчас мне становится ясно, насколько нашему поколению повезло с учителями, - они ведь, «благодаря» военному, пережитому, сложились людьми особого человеческого строя, и, верно, если есть в нас что хорошее, так это к нам пришло, в том числе, и от них, учителей. Жаль, строя того уже нет: время идет, и люди уходят. Вот и сегодня сороковины у Тамары Владимировны...
Воевать она начинала, если не ошибаюсь, на Карельском фронте, была связисткой. Совсем недавно увидел ее награды и ахнул, потому что среди них и орден Красной Звезды, и медаль «За отвагу», а такие боевые регалии «за просто так» не вручались. Потом мне показали небольшой любительский видеофильм, где использованы и фотографии из семейного альбома Тамары Владимировны. Май 45-го. Германия. Деревья в цвету. Молоденькая, хрупкая девушка в солдатской гимнастерке, веселая - войне конец, и вся жизнь впереди!
Со дня первого выпуска «английской школы» Северодвинска уже больше тридцати шести лет прошло. Иногда смотришь старые фото, и так странно - на снимках наши учителя моложе нас нынешних.
Красивыми были наши учителя!

Вечерний Северодвинск
Номер от 15 февраля 2007 г.


Писатель. Морской историк. Только несколько фактов.